Культурная жизнь
Чёрная речка 

Реки и ручьи с тёмной водой, обычно вытекающие из торфяных болот, называли Чёрными.

В молодости, когда был сильным, смелым и безрассудным, я в приметы не верил. Некогда было, да и не знали мы их толком в городе. В деревнях ещё была какая-то генетическая народная память, а в городах – нет. Краем уха слышали, что есть какие-то заговоры, привороты, присухи и отвороты. Само слово магия в Советском Союзе было под запретом. О всяких чудесах писали только два журнала: “Техника молодёжи” и “Знание сила”. Из фокусников знали Гарри Гудини и Игоря Кио.

Единственной приметой, на которую реагировали – был чёрный кот. На радио день и ночь крутили: “Только чёрному коту и не везёт…” Хотя издалека понять было нельзя, кто перебегает тебе дорогу: кот или кошка. Гайдай в своих комедиях часто показывал чёрного кота. В фильме “Место встречи изменить нельзя” действует уже целая банда “Чёрная кошка”.

А мы, советская молодёжь 1960-70-х годов, бодро и с песнями шли по жизни. Когда мне перебегала дорогу чёрная кошка, я лихо плевал три раза через левое плечо, и тут же забывал о ней.

Так же и с Чёрной речкой. Никто никогда не думал, что она приносит несчастья и надо держаться от неё подальше. Хотя многие, кто учился в школе, помнили, что на ней смертельно ранили Пушкина в 1837 году.

Я вырос в Дубне. В моём детстве мелкая Чёрная речка делила правобережную часть города на две части. Даже был деревянный мостик через неё. Позднее Чёрную речку в черте города пустили в бетонную трубу, а сверху сделали улицу имени академика Бруно Понтекорво. Насколько я помню, на нашей речке никого не убили и не зарезали. Хотя хулиганов по обе стороны жило много. Иногда даже собирались компании и ходили в чужой район, чтобы специально подраться.

В 2013 году я прочитал стихотворение Евгения Сигарева из Твери про Чёрные речки и взял из него две строчки эпиграфом к своему стиху “Поэты”:

Поэтов русских, Господи, спаси!
Так много Чёрных речек на Руси...

И только потом задумался – а сколько же действительно всего таких речек на Руси и не убили ли кого-нибудь ещё на одной из них?

Скорее всего, Сигарев здесь имел в виду собирательный образ Чёрной речки, как всех мест, где гибнут поэты. Но учитывая, что на ней убили нашего главного поэта, солнце русской поэзии, наше всё – то само имя Чёрная речка стало нарицательным и приобрело какой-то мистически-трагический оттенок.

В самом Петербурге в то время было семь Чёрных речек. По одной из легенд, жандармы знали о дуэли и поехали, предотвратить её, но попали не на ту речку. Пушкинская Чёрная речка текла в районе Аптекарского острова и была длиной 8,1 км. Сейчас через неё перекинуто 10 мостов.

В Ленинградской области протекает три подобные Чёрные речки. А если считать названия Мста – то ещё больше. Мста в переводе с финского – Чёрная речка (Musta, Mustajoki). Есть и похожие гидронимы - Чёрная река, видимо, подлиннее и поглубже.

По России течёт много Чёрных речек. В Перми – правый приток Гайвы, под Рыбинском она впадает в Волгу, как и наша дубненская. Нет смысла их все перечислять и отыскивать. Получается, со всех сторон был прав мой земляк поэт Евгений Сигарев. Просто мы плохо знаем свою историю и свой край. Как писал Пушкин – ленивы и не любопытны.

Вообще-то, если до конца быть верным правде, то и на нашей Чёрной речке были убийства. Когда-то в лесу в ней жили бобры. Потом город разросся, лес превратился в парк, часть бобров убили на шапки, а остальные ушли дальше в лес. В школьные годы я играл в этом лесу и хорошо помню запруды из деревьев, сделанные бобрами на Чёрной речке.

Александр Воронин
Фото Сергея Гора

09-01-2017


Copyright © 2008 Компания Контакт. Лицензия Минпечати Эл № 77-4556
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Дубна.Ру" обязательна

Рейтинг@Mail.ru